Панорама Башкортостана - ПАНОРАМА - КОРАЛЛОВОЕ ОЖЕРЕЛЬЕ УРАЛА

КОРАЛЛОВОЕ ОЖЕРЕЛЬЕ УРАЛА

На стыке второго и третьего тысячелетий вокруг уникальных памятников природы Южного Урала – башкирских шиханов – разразились бурные дискуссии.
Автор: Андрей КУЗЬМИН, путешественник, автор медиапроекта «За порогом». Фото автора и Олега МАШКОВСКОГО
версия для печати
0 |

 

50 лет назад определением правительства Башкирии шиханы Тратау и Юрактау были объявлены природоохранными объектами. Но ввиду возросших потребностей в сырье для индустрии над ними нависла угроза исчезновения. По этому поводу били в колокола «зеленые», ломали копья ученые, экологи и производственники, бушевали страсти в интернет-сообществе. Пока шли тяжбы за лакомый сырьевой кусок, в защиту шиханов поднялась вся республика. На данный момент можно с облегчением сказать: усилиями руководства Башкортостана, ученых, общественности проблема снята, найдены альтернативные источники добычи ресурсов. Это тот случай, когда наверху была проявлена воля, и в результате удалось разрубить гордиев узел и отстоять шиханы. Впору аплодировать доброй вести: коралловое ожерелье Урала остается в копилке природных брендов РБ. Давайте отметим это знаковое событие 2015 года поклоном спасенным шиханам.

 

Пожалуй, самое некомфортное время для путешествий по Южному Уралу – февраль и первая половина марта. Но ведь суровая красота зимы тоже манит в дорогу, и ничто не удержит дома тех, кто не привык лежать перед телевизором. При желании всегда можно провести выходные с пользой. Правда, для фотографии все же более предпочтительнее теплый сезон, поэтому иллюстрации к материалу я предлагаю летние. Оденемся потеплее – и в путь! В традициях наших путешествий дополнять природные достопримечательности историческими и духовными сокровищами края, поэтому настроимся на обширный экскурс. Маршрут будет несложным, неутомительным и при условии благоприятной погоды легко уложится в пару дней. К тому же это реальная возможность сделать отдых познавательным, а если повезет, еще и совместить его с отличными фотосъемками. Начнем с хорошо всем известных шиханов, вытянувшихся цепочкой вдоль правого берега Белой. Когда-то их было четыре, но за полувековую деятельность одного из промышленных гигантов Башкирии гора Шахтау была до основания срыта для сырьевых нужд производства соды и цемента. Теперь нас могут порадовать сохранившиеся шиханы Куштау, Юрактау и Тратау (местные жители чаще используют название Торатау). К слову сказать, мало кто знает о существовании в этой группе еще нескольких гор, почти скрытых от взора. И вмешательство человека здесь совсем ни при чем. Тут поработала матушка-природа, упрятав их под мощным плащом осадочных пород. В итоге на месте некогда «рослых» шиханов мы видим лишь небольшие возвышенности.


Путь от Уфы до шиханов займет всего около полутора часов. Доезжаем до Стерлитамака и на первом же перекрестке с круговым движением поворачиваем налево. Затем у территории предприятия «Сода» выезжаем на перекресток. Чуть менее чем через трикилометра после моста через Белую будет левый поворот в поселок Шахтау, за которым открывается отличный вид на первый шихан – Куштау, его абсолютная высота 374 метра. Название шихана можно перевести двояко: Птица-гора или Двойная гора. Последнее выглядит более логично. А вот местные жители дали горе имя Долгая. У ее подножия расположено несколько турбаз и дом отдыха, а зимой на склонах действует горнолыжная трасса.


Шихан Юрактау находится чуть подальше, название переводится с башкирского как Сердце-гора. По этому поводу есть древняя башкирская легенда, но обратимся к ней немного позже. А вот любому жителю Стерлитамака эта гора больше известна под именем Лысая. Не столь романтично, но зато больше похоже на правду. Чтобы попасть к ней, огибаем Куштау с востока, оставляя справа карьер с остатками вышеупомянутого шихана Шахтау. Миновав горнолыжную трассу, выезжаем на Т-образный перекресток, откуда на гору можно попасть двумя путями: свернув налево, через мужскую исправительную колонию в селе Мебельный, которое на картах может быть обозначено как Бельское, или направо, через деревню Юрактау.


Поляна у подножия горы часто служит местом для проведения различных турслетов, а крутой западный склон Юрактау облюбовали скалолазы, альпинисты и спелеотуристы. Восхождение на гору займет не так много времени и сил, а взамен оставит массу позитивных эмоций и отличные фотографии, особенно если вы сделаете это в подходящую погоду на рассвете или закате. Абсолютная высота шихана – 338 метров, относительная – всего 200. Подъем на вершину Юрактау именуют «коралловой тропой» за обилие останков морской фауны. Прямо на ходу можно собрать небольшую коллекцию симпатичных палеозойских окаменелостей.


А на десерт горной части путешествия у нас самый высокий шихан – Тратау. Он возвышается над уровнем моря на 406 метров. Местные жители считают эту гору священной. У ее подножия издавна устраивали различные праздники, а на вершине проводили религиозные обряды и таинства. А еще Тратау – излюбленное место дельта- и парапланеристов.


Чтобы до него добраться, возвращаемся на перекресток, от которого дороги ведут к Шахтау и Ишимбаю, и едем прямо. Заблудиться здесь невозможно, так как гору отлично видно на всем протяжении пути, а асфальтированная дорога проложена к самому ее основанию.


С южной стороны Тратау находятся массивные руины толстостенного бетонного сооружения. По этому поводу бытует множество версий о существовании здесь женской колонии строгого режима, порой сдобренных щедрой порцией пикантных подробностей. Я даже знаю человека, который говорил, что он бывал в этой колонии. Кто-то утверждает, что у известного барда Олега Митяева были некоторые сложности после исполнения перед тамошней аудиторией своего суперхита «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». На самом деле такие рассказы не более, чем досужие байки. Бетонный монолит – это развалины бараков исправительно-трудовой колонии особого режима, которая существовала здесь с 1948 по 1955 год. Олег Митяев тогда еще едва научился ходить. А за мощными стенами, толщиной более полуметра, содержались первые строители будущего города нефтехимиков Салавата, история которого начинается с постройки в 1948 году нефтеперерабатывающего комбината № 18, ныне известного как ОАО «Газпром нефтехим Салават». Заключенные добывали в карьерах у подножия горы известь и гасили ее для строительных нужд.

 

Башкирские шиханы – рай для фотографа, ведь они доступны для съемок в любой сезон. Это связано с тем, что их довольно просто объехать вокруг, а Юрактау и Тратау без особых усилий можно обойти пешком. Да и восхождение на вершину шиханов сложным не назовешь. Зато вид на долину Белой, города Стерлитамак, Салават, Ишимбай и передовые хребты Уральских гор на востоке впечатляет во все времена года. Отдав должное шиханам, движемся дальше на юг, через город нефтяников Ишимбай. Здесь в 1932 году была обнаружена первая башкирская нефть, что послужило серьезным импульсом для промышленного развития юга региона. Путь через город довольно непростой, поэтому лучше воспользоваться GPS-навигатором или спросить у прохожих, как выехать на дорогу в Верхотор или Кинзебулатово. Когда город и садовые участки остаются позади, внимательно смотрим на правые повороты. Первый пропустим, а через километр, на втором, повернем по указателю на Мелеуз. Через 12 километров будет указатель к святому источнику Варвары Скворчихинской, куда имеет смысл ненадолго заехать.

 

Дальнейший путь продолжаем в прежнем направлении. Оставляем слева село Ромадановка и напротив небольшого селения Кузнецовский сворачиваем налево с асфальта на гравийную дорогу до Верхотора. В этом архаичном селе до сих пор нет сотовой связи, зато в избытке примет горно-заводского времени, что, несомненно, добавляет ему колорита. Здесь сохранились и остатки заводских корпусов возле плотины пруда, и кирпичный мост постройки 1855 года, и белоснежное здание Богородице-Казанского храма. Лучше всего спланировать поездку таким образом, чтобы попасть в Верхотор во второй половине дня, за пару часов до заката.

 

Верхоторский медеплавильный завод был основан в середине XVIII века симбирским купцом Иваном Твердышевым и его зятем Иваном Мясниковым. Точная дата постройки завода достоверно не установлена. Первые источники, свидетельствующие о возникновении поселения, относятся к 60-м годам XVIII века. Заводские крестьяне активно участвовали в Крестьянской войне 1773–1775 годов. За время своей работы медеплавильный завод произвел свыше 262 млн тонн чистого металла. В 1913 году он был закрыт. До Нугушского водохранилища от Верхотора уже недалеко, но по пути стоит остановиться еще в одном интересном месте – в старинном селе Воскресенское (Мелеузовский район). Именно отсюда началось промышленное освоение Южного Урала после постройки в 1745 году первого в этом регионе медеплавильного завода.

 

Руду для выплавки меди доставляли с Каргалинских рудников, расположенных на территории современной Оренбургской области. Всего за год с момента запуска здесь было выплавлено 15 тысяч пудов чистой меди – колоссальная по тем временам цифра. А максимальная производительность достигала 18 тысяч пудов.

 

Во время войны под предводительством Пугачева в 1773 году на захваченном мятежниками заводе была организована отливка пушек для пугачевского войска. В 1896 году выплавка меди на заводе была прекращена по причине истощения сырьевых запасов.

 

Завод перестроился на производство чугуна из местной руды. Так он просуществовал до 1902 года. Закрыт, как и многие другие предприятия, из-за промышленного кризиса.

 

На месте современного села Красноусольский ранее уже был построен Табынский, или иначе Воскресенский, завод, но его уничтожили в результате башкирского восстания в конце 30-х годов XVIII века. Уцелевшее оборудование было использовано при строительстве нового завода на берегу небольшой речки Тор, в 90 верстах от прежнего места, поближе к запасам руды и леса. Сюда же перекочевало название, и заново отстроенный завод стал также носить имя Воскресенский. На владение новым предприятием претендовали и крупный солепромышленник Петр Осокин, и именитый Акинфий Демидов, но решением Берг-коллегии строительство завода было поручено промышленникам И. Б. Твердышеву и И. С. Мясникову. Эти фамилии фигурируют практически во всех исторических сводках о горно-промышленном деле на Южном Урале.

 

Вокруг Воскресенского есть объездная дорога, но чтобы посмотреть прекрасно сохранившиеся стены заводских корпусов, мы проедем непосредственно через село и в самом центре повернем направо. Ориентиром служит большой плакат, призывающий собирать средства на реставрацию Воскресенской церкви, находящейся недалеко от завода. Рекомендую посетить также местную картинную галерею, но в нее можно попасть только в дневное время.

 

После деревни с вкусным названием Смаково, возле мемориального сооружения в память о предках местного населения, поворачиваем налево. До берегов Нугушского водохранилища, где можно прекрасно отдохнуть, остается всего 30 километров. По обе стороны обширной акватории вдоль береговой линии вытянулись десятки различных турбаз – от самых простых до весьма фешенебельных. Остановиться можно и в палатке на небольшом полуострове с юго-востока водоема или дальше, за деревней Сергеевка.

 

На водохранилище разрешено движение маломерных судов с моторами, поэтому, если у вас есть лодка, лучше поискать место для стоянки, направившись вверх по долине Нугуша, или у впадающего в него Урюка. Кстати, место их слияния, которое здесь принято называть «ущелье», пожалуй, одно из самых красивых в округе. Если вы не владелец заводов, газет и, что сейчас наиболее актуально, пароходов, местные водные «таксисты» с радостью прокатят вас по нугушским просторам. Правда, стоить эта захватывающая экскурсия будет не очень дешево.

 

Обратная дорога в Уфу может быть той же самой, через шиханы, либо через Мелеуз. На уже известном нам перекрестке возле деревни Смаково нужно будет повернуть налево, а после завода минеральных удобрений на окраине Мелеуза и моста через Белую – направо. В среднем темпе этот путь обычно занимает около 3 часов. Надеюсь, на старте нового туристического сезона погода не помешает вашим планам, а впереди еще много новых интересных маршрутов.

_


 

 Верхотор

 

Существует древняя легенда. Вот как она звучит в изложении замечательного башкирского писателя Рима Ахмедова: «У седого Урала была дочь – красавица Агидель. Больше всего на свете девушка ценила свободу и поклялась никому не отдавать своего сердца, покуда существуют на свете горе и страдание. Прослышал о ней Ашак, сын правителя всего края. Красив был Ашак. Чернобров, черноус и сверкал белозубой улыбкой. Оружие у него было отделано серебром, а на плече сидел охотничий сокол. Нравом он был хитер, коварен и жесток, за что народ прозвал его Ашаке, что значит гадкий, отвратительный, а в груди у него вместо сердца был камень. Джигиты аула, где жила Агидель, бросали недобрые взгляды, но страх перед сыном правителя края останавливал их. Лишь один из парней, самый смелый, самый влюбленный, вступил с Ашаком в поединок, хотя и был безоружным.

Безжалостно расправился с ним Ашак. Он набросил на него аркан и, красуясь на коне, протащил несчастного по уличной пыли. Видела это и Агидель, и в ее сердце вспыхнула ненависть к злому, заносчивому красавцу.


– Не приходи больше, – сказала она Ашаку. – Ты приносишь людям горе, я не могу быть с тобой счастливой.

– Какое нам дело до людей? – ответил Ашак. – Будешь купаться в шелках и золоте, и дом наш будет полной чашей.


– Нет. Счастье двоих возможно только тогда, когда счастлив весь народ.

Неожиданно Ашак перекинул Агидель через луку седла и помчался во весь опор к своему шатру. Агидель вырвалась из его рук, спрыгнула на землю и закричала:

– Отец, спаси меня!


Грозно встал вдали старик Урал. Сдвинул седые брови, закряхтел сердито. И превратилась Агидель в светлую речку. Побежал Ашак за ней, да никак не мог удержать ее. Тогда он упал на ее пути, надеясь собой перегородить дорогу. Обогнула его и протекла мимо прекрасная Агидель. В сердцах Ашак сорвал с плеча сокола и бросил вдогонку девушке, обвернувшейся речкой. Сокол раскинул крылья на пути Агидели, только и это не помогло.

– Вернись, Агидель! – взмолился Ашак.


Но Агидель, не слушаясь, бежала дальше. Тогда Ашак вырвал из груди свое каменное сердце и бросил его под ноги Агидели. На миг остановилась Агидель, прикоснулась к сердцу, обежала его вокруг, да уже не могла остановиться. Унеслась она к старшей сестре Каме, а та отвела ее к матери Волге. И стоят с тех пор на том месте шиханы: Юрактау – Сердце-гора, Куштау – Птица-гора, Шахтау, которую в старину называли Ашактау, и одинокий шихан, похожий на задранную морду коня, который прозвали Торатау».


 Воскресенский завод

 

Храм, построенный в Верхоторе на средства Аграфены Дурасовой, дочери основателя завода Ивана Мясникова, был заложен в 1788 году, освящен в честь Казанской иконы Божией Матери. В богоборческую эпоху он не избежал тяжелой судьбы других культовых построек. Местные жители рассказывают, что при сносе купола погиб тракторист, а взорвать церковь, как это было принято в то время, не позволяла близость к жилым постройкам. Храм, принимавший прихожан вплоть до 30-х годов, переоборудовали под склад, затем под сельский клуб. Долгие годы обезглавленная святыня стояла, заросшая березняком. В 1990 году начались восстановительные работы, и в 1994 году Богородице-Казанский храм был возвращен общине верующих.


Источник Варвары Скворчихинской


 

Блаженная Варвара Скворчихинская (настоящее имя – Варвара Васильевна Архангельская) родилась 20 ноября 1890 года в селе Карауловка Уфимского уезда в семье сельского священника. Варваре не было и семи лет, когда она осталась круглой сиротой. По окончании Уфимского епархиального женского училища получила аттестат с правом на звание домашней учительницы, после чего работала в школах сел Куганак, Ира, Богородское, а в середине 20-х годов прошлого столетия переехала в село Скворчиха ныне Ишимбайского района. В то время, когда говорить о Боге в образовательных учреждениях было запрещено, Варвара часто приглашала на уроки священника для обучения детей вере и молитве. В школе, где начали преподавать атеизм, Варвара оставаться не могла и в конце 20-х годов стала затворницей. Жила в сарае, одевалась в старую поношенную одежду, питалась чем Бог пошлет. По словам современников, ей было открыто прошлое, настоящее, и будущее. Очевидцами этих дарований являлись не только простые верующие люди, но и священники. Сохранились свидетельства о помощи блаженной Варвары в тяжких недугах. Помогали людям и данные затворницей вещи, а также вода из родничка, который, по мнению верующих, был выкопан самой Варварой. Народное почитание блаженной с годами не ослабело. В 2000 году по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II состоялось обретение мощей Варвары Скворчихинской. В 2001 г. подвижница была прославлена в лике местночтимых святых Уфимской епархии. В 2002 г. игумен Симеон (Кувайцев) составил акафист блаженной, читаемый в храмах Башкортостанской митрополии, написаны иконы Вавары Скворчихинской. 



Опубликовано: 30.03.16 (15:47)
Статьи рубрики ПАНОРАМА
  В форуме приняли участие бо­лее 2000 представителей регионов РФ и стран ШОС.   РАЗВОДЫ СЕРЬЁЗНО СНИЖАЮТ РОЖДАЕМОСТЬ
Написать комментарий
Представьтесь
e-mail
Ваш комментарий